Стихи о войне

Главная

Стихи о войне

   

*  *  *

А мой отец лишь для добра и жил,

Ни славы не имея, ни достатка,

Ни той напористо-когтистой хватки,

Что есть у современных воротил.

 

А вот сейчас не выйти за порог:

Как будто все невзгоды возвратились,

И боли долгих фронтовых дорог

В натруженных ногах соединились.

 

"Жить для добра, наверное, старо,

Согревшись у печи, отец вздыхает, —

Необходимо ли сейчас добро,

Когда его, как будто мяч, пинают?

 

Дожить бы до еще одной весны,

Но почему-то по ночам нередко

Смоленский лес, расталкивая сны,

Стучит в окно простреленною веткой".

 

                      *   *   *

Григорий жизнь невесело прожил.

Война. Послевоенная разруха.

“Прожил, а ничего не накопил,” —

Ворчала иногда жена-старуха.

 

Он понимал, что время умирать

Пришло,

но все дела не позволяли.

И сыновей хотел уже позвать,

Да где там — забрались в глухие дали.

 

Но стало все-таки невмоготу,

За горло взяли старые болячки,

И жизнь упрямо подвела черту,

Последний день Григорию назначив.

 

Вот так — когда Григорий тихо спал

И слышал, как негромко сердце бьется,

Какой-то странный голос прошептал,

Что все... что день последний остается.

 

Дед встал. Печально скрипнула кровать.

Взглянул в окно — земли сухие груды.

Подумал вдруг: “Кто ж для меня копать

Такую твердь суглинистую будет?

 

Как ни крути, а некому. Ну, что ж, —

Прокашлялся. Погрел у печки спину. —

Возможно завтра разразится дождь,

Промочит грунт. Тогда и опочину.”

 

Пошел к иконе — как-то легче там —

Посапывая и слегка хромая.

“Моложе был бы, выпил бы сто грамм,

А так, пожалуй, похлебаю чаю”.

 

Порой казалось — нету больше сил,

Ни капельки уже их не осталось,

А он, крестясь, у Господа просил,

Чтоб тучи поскорее собирались.

 

“Куда моей старухе яму рыть —

Ей жизнь давным давно пора итожить.

А если б дождь прошел, то, может быть,

Управился б сосед — он чуть моложе”.

 

И дед терпел, хоть было все трудней.

В груди давило. Губы сжал до боли.

Как будто был не в мазанке своей,

А там, под Оршею, на поле боя.

 

Хотелось показаться, уходя,

Таким, как был, — и крепким, и удалым...

Он умер через день, после дождя,

Когда земля сырой и мягкой стала.

 

                       *   *   *

Могила братская.

                   И вечер так свинцов.

Стоит старик,

                    тень приросла к асфальту.

А боль земли прошла через лицо,

Как трещины

                  сквозь плиты Бухенвальда.

 

 

 

                       *   *   *

Вечернее солнце природу утешит,

Все улицы будут светлы и грустны,

По ним прошагает давно поседевший,
Последний солдат той, Великой, войны.

 

И память рванется по топям неблизким,
По мерзлым дорогам, где смерть и война,

И тихо к нему подойдут обелиски,

Напомнив ушедших друзей имена.

 

Он землю тускнеющим взглядом окинет.

И, вытянув ветки дрожащие ввысь,

Застынут деревья.

  И сам он застынет.

Навеки застынет,

                     как обелиск.